Choose LANGUAGE to translate

20–21 июня
КарНЦ РАН

Международная научно-практическая конференция

"Проблемы использования подземного пространства"

Маршруты по геологическим и горно-индустриальным памятникам Республики Карелия


Новости из "ТУЛМОЗЕРЬЯ"


Копальня соли "Величка"

Первая сессия программы международной конференции, посвященной подземным музеям горно-промышленной истории и состоявшейся в ноябре этого года в Польше, была выделена для презентации соляных выработок Кракова. Речь велась об истории эксплуатации Королевских соляных копей «Величка» и «Бохня», их значении как выдающегося памятника индустриального наследия, и текущих проблемах собственно музейных учреждений. Кроме того, в специально отведенное для этого время участники конференции посетили музеефицированные участки горных выработок и познакомились с используемыми при этом музейными технологиями.

Путешествие по соленой реке

Путешествие по соленой реке

Польское слово «копальня» образовано от знакомого нам слова «копать», то есть некое сооружение, где данная операция является основной и преобладающей. Собственно, и само заимствованное из немецкого слово «schacht» является ничем иным, как существительным, стоящим в одном ряду с глаголом «schachten», среди значений которого находим «копать» или «рыть». И снова отмечаем для себя сосредоточенность на самом техническом процессе прохождения выработки. Это что касается польского и немецкого. Русскоязычный синоним «рудник» образован от старославянского слова «руда», которая выступает как цель и конечный результат горных работ (добыча руды, как полезного ископаемого). Российские горняки слово «шахта» не очень жалуют, а круг его использования ограничивают угольными подземными выработками. Таким образом, чтобы наш текст был терминологически правильным, нам следовало бы каждый раз писать «вертикальная подземная выработка», но в этот раз мы сделаем исключение. Конкретно по отношению к горным выработкам Велички и Бохни мы будем использовать именно слово «шахта», как более близкое по значению к польскому слову «копальня», и как более привычное для нашего слуха.

Шахтерская клеть

Шахтерская клеть

Спуск в шахтерской клети на глубину 135 метров занял около 50 секунд. В этот «лифт» помещается всего шесть-семь человек, но внутри довольно тесно и упираешься макушкой в потолок. Во время движения «лифт» немного потряхивает. Сама конференция проводилась в просторных камерах бывшей соляной шахты на глубине 135 метров под землей. Это поистине удивительно, что многие из камер-пустот системы горных выработок Велички и Бохни, имеющих размеры многоэтажных домов, за сотни лет не только не обрушились, но и доступны для посещения туристов. Выработанное пространство шахты, так называемые «камеры», переоборудованы под рестораны, конференц-залы и выставочные галлереи. Система выработок оснащена даже современными туалетами, полы и стены которых были скрыты под привычным глазу слоем цветного кафеля. Связано это было вовсе не с привычкой делать евроремонт везде и всюду, чтобы посетители даже под землей ощущали себя так же комфортно, как на поверхности. Все дело в том, что вода растворяет соль. Борьба против влажности в Величке стала поистине вопросом жизни или смерти, а объект мирового культурного наследия на целое десятилетие был включен в перечень находящихся под угрозой исчезновения.

Схема системы горных выработок Велички

Схема системы горных выработок Велички

В помещениях выработки всегда одинаково прохладно (на горизонте, где проводилась конференция, обычно около 14-16 градусов выже нуля), впрочем, организаторы об этом предупреждали заранее; менее морозостойким предлагали укрыться пледом. К слову сказать, это вносит определенный дискомфорт, но связано это исключительно с температурным режимом. Само пребывание под землей не вызывает того гнетущего ощущения, которое испытываешь, когда посещаешь многие другие горные выработки, где и проходы уже, а воздух плотный и несвежий. Может быть, еще и потому, что соль имеет свойство обеззараживать все вокруг, дышалось под землей легко и свободно.

Экскурсовод в парадном мундире в Бохне

Экскурсовод в парадном мундире в Бохне

Предваряя открытие конференции, перед собравшимися выступил шахтерский духовой оркестр, среди участников которого я узнал своего воскресного таксиста - так, видимо, он отрабатывал предъявленный мне завышенный ценник за свои услуги. Как выяснилось позже, многие из участников этого оркестра сами были бывшими шахтерами, лишившимися работы после закрытия рудника. Все участники оркестра были одеты в специальные мундиры, принятые когда-то как униформа на горном предприятии. Кстати, в музее Бохни так одеваются и сопровождающие туристов гиды (впрочем, возможно, существуют какие-то нюансы и отличия, которые нам не известны).

Шахтерская клеть - выход на горизонт

Шахтерская клеть - выход на горизонт

За бодрым выступлением музыкантов следовал широкоэкранный короткометражный исторический фильм, а следом - ободряющие выступления высокопоставленных гостей. Особое внимание было приковано к ключевым датам в истории музея горного дела в Величке - признанию ее в 1976 году национальным памятником и включению его двумя годами позднее в перечень объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. На фоне этих важнейших исторических событий даже торжественное открытие музея в 1951 году как-то затерялось. Сорок лет минуло с тех пор, как горная выработка по добыче каменной соли получила мировое признание, но для поляков богатое горно-промышленное прошлое представляет особую гордость. Как на тему Велички высказался Президент Польского национального комитета ЮНЕСКО профессор Яцек Пурхла (Jacek Purchla): «…это история успеха и живое доказательство того факта, что перечень памятников культурного наследия может и должен расширяться [в том числе] и за счет памятников горной промышленности». К слову, Величка стала первым памятником технической истории в перечне ЮНЕСКО и оказала серьезное воздействие на ход дискуссии по переоценке значения всего индустриального наследия в целом (то есть Величка и как памятник сыграла выдающуюся роль в истории).

Пропитанное солью старинное колесо

Пропитанное солью старинное колесо

Следуя тем же путем, было решено сохранить и менее известную соледобывающую шахту, находящуюся в городе Бохня, которая является памяником с 1981 года, а с 2013 года получила защитный статус ЮНЕСКО. Это не поддается логическому объяснению, зачем необходимо было сохранять две практически идентичные горные выработки, к тому же расположенные неподалеку друг от друга (и неужели не нашлось другого способа вложения денег), но так уж решили. Как указала сотрудник польского Национального совета по наследию доктор философии Катарзина Пиотровска, решение о расширении перечня памятников мирового значения за счет шахты Бохни и Замка соли «в очередной раз обратило внимание на организационный и функциональный аспекты исторического промышленного оборудования и, таким образом, указало на необходимость защищать объект наследия в полном объеме, во всех его подробностях». Видимо, это и стало объяснением, почему похожие друг на друга (но, конечно, не идентичные) соляные выработки Велички и Бохни получили мировое признание. Для ЮНЕСКО горные выработки Величка и Бохня вкупе с Краковским музеем соли представляют собою один исторический памятник - Королевские соляные шахты в Величке и Бохне - хотя фактически все они являются разными и, более того, независимыми друг от друга организациями.

Ян Годловский

Ян Годловский

Истории вопроса о сохранении Краковских соляных предприятий как наследия горного дела был посвящен доклад Яна Годловски, директора подземного музея Велички, хотя так или иначе, к этому опыту обращались многие. Добыча каменной соли в этой местности началась в XIII веке, осуществлялась непрерывно на протяжении веков, а прекратилась совсем недавно (по некоторым сведениям, в 1965 году), когда горное производство переориентировалось на более выгодную технологию добычи и выпаривания подземных соленых вод. Подземная горная выработка Величка общей протяженностью 245 километров и глубиной свыше трехсот метров до сих пор считается действующей, хотя добыча каменной соли в ней прекращена. Управление предприятием преследует другие задачи, в первую очередь, связанные с обеспечением сохранности ценного объекта, проведением природоохранных мероприятий, развитием туристической отрасли, реализацией научных и образовательных программ, а также организацией деловых и культурно-массовых мероприятий на коммерческой основе. По словам Яна Годловски, статусом памятника обладает вся система горных выработок с первого по восьмой горизонты шахты (горный музей занимает лишь только мизерную часть всего этого необъятного пространства), и сохранить в неизменном виде весь комплекс исторических выработок попросту невозможно. «Мы должны искать компромисс между необходимостью охранять и имеющимися у нас техническими возможностями… Государство выделяет [музею] специальную дотацию в 21 миллион евро, и эти целевые деньги позволяют сохранять шахту максимально открытой для посетителей». При этом ясно, что бюджет организации не ограничивается только указанной суммой.

Збигнев Заребски

Збигнев Заребски

В 2018 музей шахты «Величка» посетили около 2 миллионов туристов со всего мира. Вклад России в эту статистику нужно признать минимальным, всего около 20 тысяч в год. По оценке Збигнева Заребски, Президента Совета объединенной государственной компании Соляная шахта «Величка», спускающиеся в подземные галлереи Велички туристы из зарубежа оставляют в Польше около полутора миллиардов злотых (по текущему курсу 27 млрд рублей). «Когда нас спрашивают, как вы смогли добиться такой высокой посещаемости вашего памятника, мы отвечаем - да так-то просто, конечно. Это только первые пятьсот лет было сложно…» Книгу посетителей в шахте завели только с марта 1774 года, тогда как уже с XY века подземные выработки стали объектом интереса элитарных слоев общества - высокопоставленных церковных сановников и юристов, ученых и дипломатов, более того, для этого тогда требовалось разрешение короля. Среди прочих, в шахте побывал, например, ученый Николай Коперник, которому какое-то время спустя там поставили памятник, как и все прочие, сваянный из цельного куска каменной соли (и вовсе не обязательно все выставленные в выработках произведения искусства пробовать на вкус). Объект уникален, это понятно, но как его сохранить? Речь Заребски была посвящена вопросам обеспечения технических условий использования горных выработок: вентиляции, освещения, транспорта, водоснабжения и канализации, технического обслуживания и контроля их безопасности. В детали работ докладчик вдаваться не стал, ограничившись перечислением задач и указанием на то, что их решение подкрепляется долгосрочными планами администрации шахты по обеспечению сохранности исторических выработок и безопасного доступа к ним туристом.

По словам сотрудницы музея, доктора философии Барбары Конверска, Величка обязана таким успехом не только инвестициям и непрестанному развитию, но и долговременными традициями использования выработок с познавательными целями. Первые признаки стабильного туристического траффика наметились в XYIII веке, когда был налажен сервис для обслуживания посетителей. В 1774 году австрийский император (Польша не всегда была свободной и независимой страной) утвердил четкие правила регулярного и строго организованного осмотра горных выработок Велички, таким образом, оказав огромное влияние на ее будущую судьбу (к вопросу о положительных сторонах оккупации). Не последнюю роль в популяризации туристического объекта сыграло и то, что вплоть до 1868 года его посещение было бесплатным, как не взималась плата и за аренду спецодежды и световых приборов.

Вагонетка

Вагонетка

В конце второго дня работы участников конференции ожидала увлекательная экскурсия по шахте Величка, которая заняла около трех часов, но несмотря на это, прошла на одном дыхании. Всего экскурсоводов было не меньше трех, по количеству используемых языков, но нашей группе достался опытный, простой в обращении и с богатым чувством юмора. «Займите место слева или справа от меня, в зависимости от ваших политических предпочтений». Вылядело это так, будто бы за годы работы в музее ему стало скучно рассказывать историю старинных галерей и он разбавил ее остроумными комментариями и собственными вымышленными «продолжениями», хотя и старался, чтобы слушатель мог по самой его интонации отличать факты, от шуток. Иногда в конце добавлял слово «шутка». Например, остановившись возле изваяния Иоганн Вольфганг Гете, он долго и с восхищением говорил о том, что тот был человеком эпохи Возрождения, гений, интересовался всем, в том числе, и горным делом… и все в таком точно духе. И вот, спустя какое-то время группа подошла к статуе другого видного посетителя шахты - Франца Шуберта. Экскурсовод повернулся к группе и изрек с видом разоблачителя мифов: «А это Шуберт… Вы знаете, а ведь Шуберт, на самом деле, никогда не был горнорабочим!» И, действительно, какой мог бы быть талантливый шахтер!

Фото шахтной галлереи

Фото шахтной галлереи

Эстетическое удовольствие от созерцания хорошо освещенных подземных залов Велички затмило собой рассказ экскурсовода, и большая часть группы разбрелась в стремлении сделать побольше фотографий. Наиболее впечатляющей стала камера со статуей папы Римского Иоанна Павла Второго.

Деревянные крепи

Деревянные крепи

Ровно 770 лет минуло с тех пор, как на соляных выработках Бохни впервые стали добывать каменную соль. Вместе с шахтой рос и развивался находящийся над ней населенный пункт, эмблему которого составляет нехитрый инструментарий шахтеров: двусторонний молоток, кайло, и какое-то непривычное нам приспособление для копания. Сотни лет Величка и Бохня работали бок о бок, но одна доминировала, чем была обязана большим запасам месторождения и удобству его разработки, а другая оставалась в тени; в Бохне работать было труднее и дороже. Добыча соли в шахте прекратилась только в 1987 году. В этот период времени, когда основным собственником предприятия оставалось государство, мало кто верил в туристическое будущее шахты, и предлагались разные варианты действий, например, модернизировать оборудование и перезапустить производство соли. Тем не менее, было создано обособленное подразделение, ответственное за развитие туристического направления использования шахты. Последовавший затем период коллаборации с частным инвестором (именно так, то есть не сотрудничества, а коллаборации) в руководстве шахтой оценивают с позиций критики. Это взаимодействие не было выгодным ни одной из сторон, и рано или поздно, должно было закончиться. К счастью, на момент, когда инвестор стал искать другие, более прибыльные, сферы вложения денег, Бохня уже имела охранный статус ЮНЕСКО. Как сообщил исполнительный директор по развитию туризма компании «Соляная шахта Бохни» Крзистоф Зиеба, в настоящее время шахта на 85 процентов финансируется за счет государственных средств, и только 5 процентов составляют ее доходы от туристской деятельности. Впрочем, соотношение долей разных источников финансирования год от года меняется. Так, например, общий бюджет одного из наиболее многообещающих проектов, реализуемых сегодня в Бохне за счет средств Европейского союза, насчитывает 11 млн польских злотых (198 млн рублей по текущему курсу).

Узкий переход

Узкий переход

Благодаря городским властям и местному музею богатое горно-заводское прошлое Бохни просвечивает во всем, напоминая о себе и возвышающимися над крышами домов башнями копров, и в самих названиях улиц, а часть этой истории может быть найдена практически в каждой бохнийской семье. Регистрация исторических шахт объектом мирового наследия пробудила интерес к городу не только со стороны туристов, но и самих местных жителей, которые выступили с социальными инициативами, напрямую завязанными на историю добычи соли. Соляная шахта Бохни - это не только (не столько) туристический объект, но и центр социальной и культурной жизни в городе. Однажды они прямо в подземных выработках организовали веломарафон продолжительностью целую ночь, в котором приняло участие три сотни спортсменов. О меняющемся отношении местного сообщества к своей истории говорит и то, что любое новое кафе или ресторан, открывающиеся в Бохне, носят в своем названии отсылку к горно-производственной тематике: «Хлеб и соль», «Дом горного техника», «Соляная галерея» и др.

Несмотря на все эти изменения, руководство города и шахты по-прежнему находятся в замешательстве. Местный мэр откровенно признался участникам конференции подземных музеев горного дела: «мы не знаем, что должно быть основной идеей Бохни». Проект «Бохня 2020», который существует пока только в виртуальном пространстве, представляет собой «открытую инициативную площадку для жителей города», находящихся в поисках ответа на вопрос: «Камо грядеши, Бохня?» («Quo vadis Bochnia?»); Бохня, что ты и куда ты идешь? В статье «Историческая шахта Бохни как вдохновение для местного сообщества» Кристоф Зиеба предположил, что основным сокровищем этого небольшого шахтерского городка являются люди, своим характером и поведением напоминающие каменную соль. «Кусок каменной соли из Бохнинской шахты тяжел, имеет свой вес, является серым и жестким. Если вы слишком крепко сжимаете этот кусок, то скорее повредите себе руку, чем его сломаете. Соль не похожа на сахар, она пощипывает (особенно на языке или в глазах), но что еще важнее, у нее свой собственный вкус». Зиеба предлагает всем, кто чувствует себя таким просоленным человеком, посетить Бохню и познакомиться с ее жителями.

Песчаная подошва выработки в Бохне

Песчаная подошва выработки в Бохне

Приятные впечатления оставила о себе экскурсия по подземным галереям Бохни в сопровождении молодого гида (несмотря на свой возраст идеально ориентирующегося в материале и в совершенстве владеющего английским языком). В отличие от Велички, которая на протяжении столетий выступала одновременно и как горно-добывающее предприятие и как уникальная в историческом отношении образовательная площадка, в Бохне осуществлялась добыча соли и только. Организаторам подземного музея нужно было превзойти самих себя, чтобы оправдать высокий статус памятника культуры мирового уровня, и для этого они обратились к передовым музейным технологиям. Эта тема заслуживает отдельного рассмотрения.

Скульптуры из каменной соли в Величке

Скульптуры из каменной соли в Величке

По информации, полученной от менеджеров туристических компаний, обслуживающих туристический поток в Величку, шахту посещают около двадцати тысяч россиян в год. Если судить по другим источникам, русских приезжает все меньше. С нашей точки зрения, проигрывают в этой ситуации не только поляки. Ведь в окрестностях Кракова можно найти много чего интересного. Однако, начать свое знакомство с историей Польши лучше всего именно с Королевских соляных шахт в Величке и Бохне.


Шеков Кирилл


Порекомендуйте этот материал друзьям:

Комментарии (1):

Натальин Николай Натальин Николай 27.12.2018

Спасибо за очень интересный материал и фото соляных скульптур простых рудокопов. Но почему-то нет фото скульптур великих Иоанна Павла II, И.Гёте, Ф.Шуберта, упомянутых в тексте))

Ответить

Для добавления комментариев надо войти в систему.
Если Вы ещё не зарегистрированы на сайте, то сначала зарегистрируйтесь.