Choose LANGUAGE to translate

Маршруты по геологическим и горно-индустриальным памятникам Республики Карелия


Новости из "ТУЛМОЗЕРЬЯ"


Архив KA334 MINING ROAD программы ENPI CBC Karelia

Материалы международной научно-практической конференции «Геологическое и горно-индустриальное наследие в развитии экономики регионов»

Самые раскаленные места в аду предназначены для тех, кто во время великих моральных испытаний хранил нейтралитет.


Данте

Парку "Тулмозерье" - три года

Годовщина

31 августа на развалинах старинного завода неподалёку от деревни Колатсельга собираются люди. Автостоянка заполнена целиком. Очередную годовщину со дня открытия празднует Рудный парк «Тулмозерье». Как-то так само собой повелось, что в этот день на сцене под открытым небом проходит концерт. Выступают профессионалы и самодеятельные ансамбли, звучат русские, финские и карельские песни, а те, кто волей случая уже когда-то посещал музеефицированный комплекс, возвращаются снова. Музыка и песни должны были стать лишь фоном, основное содержание этого памятника кроится в короткой, но очень яркой истории одного из самых заметных предприятий прошлого – Тулмозерского железоделательного завода.

Праздник проводится уже третий год подряд, но неизменно преследует одну и ту же цель - привлечь посетителей на ещё не раскрученный туристический объект, который несмотря ни на что, продолжает медленно развиваться. Несмотря на: более, чем просто скромное муниципальное финансирование, требующую постоянной заботы о себе подъездную грунтовую дорогу и капризных туристов, часто отчаянно и наотрез отказывающихся платить за вход потому, что они ждали от этой поездки чего-то большего, чем просто прогулка по лесу. Развивается парк благодаря таким энтузиастам, как директор Бизнес-инкубатора ПетрГУ Александр Коновалов. Из года в год ребята за свой счёт выезжают в Тулмозеро, чтобы помочь организовать новые тропы, переправы, подъёмы и спуски. Что сегодня Рудному парку больше всего не хватает рачительного хозяина, готового вкладываться в это место - это вопрос понятный (эту позицию поддерживают и в администрации Пряжинского национального муниципального района). Вызывает недоумение другое: почему до сих пор никто так и не выразил заинтересованности? Насколько всерьёз ведутся эти поиски?

Годовщина

Сам праздник, состоявшийся в прошедшее воскресенье, превзошёл все ожидания - в первую очередь, по количеству его участников. По головам их никто, разумеется, не считал, но казалось, что их было никак не меньше, чем в 2014. Развлекательная программа была свёрстана таким образом,чтобы не дать скучать участникам торжеств. Череду творческих номеров разбавили показом коллекции детской студии исторических костюмов из Лодейного поля. В окружении величественных каменных стен бывшей заводской шихтарни, среди травы и цветов, любые представления с народными мотивами и отсылками в давнее прошлое смотрятся очень выгодно, поскольку отлично вписываются в пространство парка. Отдалённость от крупных населённых пунктов и отсутствие качественных подъездных путей позволяют почувствовать себя как будто погружаешься в какой-то далёкий, необыкновенный, таинственный мир, исполненный какого-то необъяснимого смысла... Как бы там ни было, постройки Кончезерского завода не производят такого впечатления. Конечно, они более доступны, но оставаться надолго там почему-то не хочется.

Годовщина

…К экскурсоводу подошёл один из посетителей парка. «Я внимательно выслушал ваш рассказ об истории завода, а потом поговорил с другими гостями. И, вы знаете, у них своя версия произошедшего!» Местные жители продолжают верить, что это не руины промышленного предприятия, а шведская крепость, и никакими письменными источниками их не разубедить (никак не укладывается у них в головах, что металлургический завод тоже можно превратить в музей или что родная бабушка могла рассказывать им неправду). Между тем, причины банкротства Тулмозерского завода - вопрос, который ещё долго будет дискутироваться.

Годовщина

Нельзя так просто отбросить в сторону версию видного московского предпринимателя и общественного деятеля Н.А. Варенцова, хотя бы и при всех её нестыковках и противоречиях. Напомним, что в своих воспоминаниях Николай Александрович предположил, что вся история организации общества «Сталь» похожа на банальную аферу. Это его точка зрения, не более. Мемуары - это не протоколы заседаний и не отчёты, чтобы оценивать их с той же строгостью. Наряду с простотой и живостью изложения работу Варенцова отличает субъективизм оценок - в них часто можно встретить характеристики, которые он давал встречавшимся ему специалистам: «хороший», «умный», «опытный». Факт состоит в том, что они встречались (иначе как бы он составил о них своё мнение?). Вряд ли Варенцов стал бы лукавить о том, что он встречался с И.Ю. Файнбергом, Волынским или Меерсоном, если бы таких встреч не было. Все упомянутые лица бывали в Москве, сам Николай Александрович бывал в Санкт-Петербурге. Эти люди были ему несимпатичны, никакого доверия к ним он не испытывал (а, может быть, он им завидовал?). В то же время личность инженера-лесника, фамилию и имя которого Варенцов «забыл», внушает сомнения, был ли такой лесник. Скорей всего, это какой-то собирательный образ, ведь Варенцов во время своей разведывательной поездки в Тулмозеро много общался с жителями Приладожья. Соответственно, всё, о чём лесник откровенно рассказал Варенцову, следует маркировать, как некие местные «слухи», которые никого ни к чему не обязывают. Также нуждаются в перепроверке сведения о каком-то авторитетном европейском учёном «из Вены», настолько знаменитом, что упомянутом без имени и фамилии.

Годовщина

Годовщина

Но строительство завода было поставлено с большим размахом, сопровождалось неэффективным расходованием средств, а кроме того, вся управленческая команда получала непомерно высокое жалование. Эту информацию следует воспринимать как факты (она находит своё подтверждение в архивных документах). Однако, из чего Варенцов сделал вывод, что строительство Тулмозерского завода служит декорацией для обмана? Ведь как было дело? Возвратившись в «гостиницу» после очередного пикника на природе, где Варенцов выпивал и закусывал вместе со всей компанией, в час ночи Варенцов спустился к управляющему заводом, чтобы потребовать у него к шести часам утра подготовить экипаж. Нужно ехать осматривать рудник. Естественно, что управляющего смутила эта просьба, рано утром, не выспавшись, куда-то ехать, однако Варенцов интерпретировал его реакцию по-своему – значит, ему есть, что скрывать. Ну ладно, управляющий согласился. А потом какой там рудник показывали этому москвичу, в каком состоянии он его изучал? Не получилось ли так, что все выводы Варенцов сделал уже заранее, а теперь просто искал, за что ему зацепиться, и запомнил он ровно то, что ему тогда удалось заметить подозрительного. Почему сопровождавший его геолог В.Д. Мешаев не запросил карту и геологические схемы, не осведомился о результатах бурения на глубину, а принялся вместо этого сам рыть и добывать руду при помощи обычного ручного инструмента. Что же это за специалист такой, который на глаз определяет содержание железа в куске руды? Или специалист не отдавал себе отчёта в том, что он делает и говорит? Да и что за отчёт, «написанный кратко и сжато в виде письма», предоставил Варенцову этот самый геолог? Кстати, Мешаев сам потом попросил свой «отчёт» ему вернуть, видимо, устыдившись своих утренних выводов.

Банкротство Тулмозерского завода стало следствием целого комплекса обстоятельств, многие из которых имели вполне себе объективный характер. И участие в этой истории таких людей, как Н.А. Варенцов, Н.А. Найденов, В.А. Хлудов делает эту историю живой, настоящей и предельно актуальной. Стодесять с лишним лет назад на этой площадке собирались предприниматели, инженеры и учёные решать судьбу крупного предприятия, накрывали столы, разливали по бокалам элитное вино, желая друг другу и самим себе удачи и процветания. Заводские стены стоят по сей день, поражая воображение своими масштабами. Раствор между кирпичами всё так же крепок, хотя время всё же берёт своё... Остатки завода и рудников очень важно сохранить для тех, кто ещё не успел здесь побывать! И, конечно, следует помнить, что какие бы концерты не происходили на «лесной сцене» рудного парка «Тулмозерье», главное всё же – это сам завод и его потрясающая история!

Репортаж ГТРК «Карелия»: Почему уникальный памятник истории не пользуется спросом у туристов?

Порекомендуйте этот материал друзьям:

Комментарии (1):

Vitali Vitali 23.11.2016

Оченьь интересное место. Однако, если туда соберетесь, не пожалейте - найдите экскурсовода. И вы будете удивлены историей этого завода.

Ответить

Для добавления комментариев надо войти в систему.
Если Вы ещё не зарегистрированы на сайте, то сначала зарегистрируйтесь.